Новосибирск
21.10.2010 00:00:00
Олег Донских
Право сказать от 21.10.2010
Право сказать от 21.10.2010


Люблю я слушать русским ухом

На сходках родственную брань.

...Вот собралися: «Эй, ты, леший!

А где зипун?» — «Какой зипун?»

«Куда ты прешь? Знай, благо, пеший!»

«Эк, чертов сын!» — «Эк, старый врун!»

...И так друг друга, с криком вящим

Язвят в колене восходящем.

Козьма Прутков «Родное»

 

В русских деревнях в середине позапрошлого века жили люди простые и малообразованные. Когда они собирались и начинали что-то вместе решать, начиналась бестолковщина. Каждый говорил о своем, никто никого не слушал, говорили все одновременно, стараясь перекричать друг друга. Община. Мир.

Сейчас люди образованные, многие даже с высшим образованием. Но как только они собираются вместе, оказывается, что в смысле культуры общения не ушли от своих предков. Я даже подозреваю, что наоборот, — общаться стали хуже, потому что безответственней.

В доме, где я живу, создали ТСЖ. Года полтора назад. (До этого был то ли Сибирьэнерго, то ли еще какой-то монстр, которому до нашего дома не было абсолютно никакого дела. Точнее, одно дело было — собирать деньги.) И понемногу стало лучше. Двор стал почище, и детская площадка стала похожей на детскую площадку, кое-где проросли цветы, появилась ограда вокруг домовой территории, оказалось, что на каждом этаже могут гореть лампочки... И жильцов-собственников стали считать за людей. Объяснять, на что собираемые деньги потрачены. И даже советоваться, на что потратить.

Я на очередном собрании. Пришли человек тридцать из ста семидесяти. Виновата в плохой явке председатель ТСЖ. Во всем остальном она тоже виновата. Что ей с удовольствием объясняют. Кто-то обвиняет ее в техническом невежестве. Так, для начала...

Председатель начинает предложение, а закончить не может, потому что в этот момент говорят и кричат уже человек пять. В общем, сразу обнаруживает народ-богоносец не веру, надежду и любовь, а что-то другое. Начинается бестолочь. Кто-то гордо объясняет, что он по закону имеет право не платить ни за что, кроме коммунальных услуг. Он себе очень нравится. У него есть право. В голову ему не приходит, что это право что-то сказать ему обеспечил тот же ТСЖ. Ему в ответ объясняют, что он живет не в частном доме и что есть вопросы, которые решить можно только коллективно. Кто-то начинает кричать, что никто не может никого заставить жить в частном доме, если тот не хочет. Кто-то говорит, что не надо ставить машины на тротуар и еще что нужно подать в суд на застройщика. Кто-то объясняет, что решение собрания по поводу забора неправомочно, потому что тогда собирались не все собственники. Кто-то сообщает, что холодно и что жизнь тяжелая. Кто-то весело шумит, что надо быстрее кончать собрание и расходиться. Все говорят одновременно. Кто-то сначала голосует, а потом начинает выяснять, за что он проголосовал. Кто-то надрывно требует тишины.

Мне приходилось бывать на собраниях в другой стране. Там тоже были председатель и секретарь. Но все говорили по очереди. И по делу.

Наверное, самое страшное наследие социалистического, в частности, сталинского периода в нашей стране состоит в том, что он отучил людей от ответственности и приучил к бесправию. Мы все время отстаиваем свое достоинство (легко оскорбляя достоинство других) даже в ситуациях, когда на него никто не покушается. И плохо замечаем и ценим то, что делают другие. Даже если это в наших интересах.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен