А вы говорите — кризис!

А вы говорите — кризис!
Одной из резонансных январских новостей в России стал ажиотажный интерес зрителей к столичной выставке художника Валентина Серова. Проходившая в залах Третьяковской галереи на Крымском валу с 7 октября прошлого года, она должна была закрыться 7 января. Но ее продлили до 30 января, завершив так называемой «Ночью Серова», то есть работой экспозиции «до последнего посетителя».

Одной из резонансных январских новостей в России стал ажиотажный интерес зрителей к столичной выставке художника Валентина Серова. Проходившая в залах Третьяковской галереи на Крымском валу с 7 октября прошлого года, она должна была закрыться 7 января. Но ее продлили до 30 января, завершив так называемой «Ночью Серова», то есть работой экспозиции «до последнего посетителя».

А посетило выставку почти полмиллиона человек, стоявших в последний месяц в многочасовых очередях на морозе и даже сломавших музейные двери, беря их в один из дней приступом. Несмотря на явные тяготы существования людей в «очереди за искусством», число их не убывало. Параллельно рос и бэкграунд. МЧС организовало для граждан полевую кухню. Рунет разрывался от язвительных комментариев снобов. Питерские коллеги из Русского музея и Эрмитажа удивлялись феномену интереса к конкретной выставке. Причину его возникновения никто определить не смог. Хотя высказывались гипотезы. В основном конъюнктурные и субъективные — кому что было милей и выгодней: «надоело современное искусство, люди потянулись к реализму»... Ксения Собчак в очередной раз постебалась над «духовными скрепами» и так далее.

Словом, ничего убедительного в объяснение массового паломничества к картинам художника рубежа XIX–XX веков не прозвучало. Претендовать в этой ситуации на роль толкователя стихийного народного движения было бы смешно, но выскажу предположение. Оставив за скобками утверждение философов, что русским присуща привычка к сверхусилию (это о стоянии на морозе, чтобы поглядеть на картины), предположу, что ажиотажный спрос на Серова был своеобразной, внутренней, не имеющей адресата акцией протеста против прагматики момента — сжаться, скукожиться и постараться как можно рациональней вести себя в условиях мирового политического и экономического кризиса. То есть культура в подобной форме продемонстрировала свое подлинное предназначение — «не хлебом единым жив человек».

…Вчера в Искитиме, а сегодня Барабинске открылись две выставки регионального мобильного проекта «Область искусств». Картины новосибирских художников на какое-то время расширят и украсят постоянные экспозиции местных художественно-краеведческих музеев. У их сотрудников нет сомнений, что посетителей будет очень много: они по опыту знают, что в поход за новыми, живыми художественными впечатлениями в глубинке люди всех возрастов и статусов идут охотно, без особых приглашений. Как рассказал по этому поводу министр культуры региона Игорь Решетников, когда в подобную гастрольную поездку по области в прошлом году отправилась выставка художника Натальи Шалагиной «Моя малая родина», то посмотревшие ее в одном районе, случалось, через месяц приезжали целыми автобусами в соседний (в частности, из Татарска в Усть-Тарку), чтобы еще раз увидеть и запечатлеть в памяти полюбившиеся картины… Может быть, и кризис чего-нибудь, но отнюдь не духовных запросов!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.