Доллар скачет — гастарбайтер плачет

Доллар скачет — гастарбайтер плачет
Управление Федеральной миграционной службы (УФМС) России по Новосибирской области методично отлавливает иностранцев-нелегалов. Очередной рейд — новый улов.

На охоту за нарушителями миграционного режима вместе с сотрудниками УФМС отправилась корреспондент «Советской Сибири»

Управление Федеральной миграционной службы (УФМС) России по Новосибирской области методично отлавливает иностранцев-нелегалов. Очередной рейд — новый улов.

Разве это работа?
Компания невысоких, но крепких щетинистых ребят, уроженцев Средней Азии, усердно орудует лопатами близ коттеджа-новостройки по улице Рубежной. Заметив автомобиль УФМС, трудяги пускаются наутек. Однако инспекторская бригада срабатывает на ура, молниеносно преграждая им путь:

— Документы готовим!

Иностранцы меланхолично бредут в подсобку, возвращаются со всеми бумагами. И чего метались? Вроде бы порядок… Хотя не совсем: у кого-то из гостей отсутствует патент на работу.

— А я и не работаю! — осеняет вдруг нарушителя миграционного законодательства. — Я просто пришел к друзьям. Так, посмотреть…

— Он пришел посмотреть! — вмиг подхватывают тему остальные.

— Ну-ну, — иронично бросает инспектор Денис Гупенко. — Мы видели, как он не работает. Только так лопатой машет.

— Он нам помочь решил, — не сдаются гастарбайтеры, — вот и машет.

— Так это, выходит, уже работа.

— Нет, нет, какая работа?

Патент кусается
Надо же, еще спорят! Хотя предложение пройти к машине УФМС принимают покорно: мол, противиться себе дороже. Пока сотрудники миграционной службы составляют протокол, пытаюсь переговорить с одним из иностранцев, тем, что постарше и в русском языке посильнее.

— Откуда вы?

— Из Узбекистана.

— Почему ваш друг оказался без патента? Сложности какие-нибудь возникли с оформлением?

— Конечно! Раньше было легко: за пять-шесть тысяч рублей можно было патент получить, сейчас уже надо платить сорок…

— Главное, денег нет, — включается в разговор еще один гость. — Мы вынуждены брать кредиты, чтобы патенты делать. В этом году вообще тяжело — кризис чувствуется, доллар скачет. У меня до октября уплачено, работаю спокойно. А вот он, — кивает мой собеседник в сторону своего попавшегося друга, — не успел...

— И давно он вам помогает?

— Нет, недавно. Только что пришел — три дня назад.

Ну да. Только что. Три дня ведь не три года. Напоследок инспекторы выдают бедолаге памятку: что необходимо сделать, дабы жить и трудиться на территории России легально, когда и куда прийти для оформления документов и прочее. Штраф, разумеется, неминуем.

У оптимиста все в порядке
…Перебираемся на другой объект.

— Ничего сложного в оформлении документов нет, приезжаешь и все спокойно получаешь, — узбекский гражданин по имени Ганжан, уже в возрасте, зажигательно улыбается.

Сам он весь такой благостный, умиротворенный, в себе уверенный. Трудится вместе с коллегами-земляками на строительстве нового торгового комплекса в поселке Краснообск.

— А ваши коллеги говорят: сложно, сложно, — вставляю я.

— Значит, они что-то не так делают, — рассуждает Ганжан, расплываясь пуще прежнего в солнечной улыбке. — Я регулярно сюда езжу, нормально работаю. Я из-под Ташкента: там семья, дети — три сына и дочка. Всех кормить надо.

— В Узбекистане действительно плохо с работой?

— Не то чтобы плохо, работу можно найти. Просто мне здесь уже привычнее.

— А ваши коллеги говорят: нет у вас там работы…

— Значит, плохо ищут.

— Видимо, вы оптимист?

— Конечно!

Страх ногам покоя не дает
Пока болтаем, начинается погоня: с территории стройки во всю прыть улепетывает некто той же среднеазиатской наружности, правда, без улыбки, но с глазами явно перепуганными. Инспекторы Денис Гупенко и Владимир Молев, которым физической закалки не занимать, моментально ловят беглеца. Едва отдышавшись, тот предъявляет документы: все в порядке.

— И решил я на всякий случай скрыться. Фото Натальи МАНТОРОВОЙ— Зачем тогда убегал? — интересуюсь.

— Не знаю, — трясется мигрант. — Просто впервые в жизни проверяющих увидел. На всякий случай решил скрыться.

Подобные маневры, по словам сотрудников УФМС, не редкость: спасаясь бегством, нелегалы порой задают аналогичную программу поведения своим законопослушным собратьям. И все бегут, ведомые стадным инстинктом.

Закон голодным детям не ватрушка
На объектах дачного некоммерческого партнерства «Гефест», расположенного в Краснообске, сразу несколько представителей трудового десанта из Средней Азии попадаются без патента.

— А можно штраф не платить? Мне еще детей кормить! — буквально стонет гражданин по имени Камалидин, пытаясь воззвать ловителей нелегалов к гуманизму.

— Каких детей? У тебя детям наверняка уже лет под тридцать, — намекая на явную великовозрастность азиата, подкрепленную паспортными данными, отрезает инспектор.

— Не, маленькие тоже есть, я второй раз женился. От первого брака трое, от второго двое. И внуки есть.

— Сколько младшему ребенку лет?

— Восемьдесят седьмого года рождения. Дочка.

Пауза. После чего давление на инспекторскую психику продолжается с другой стороны.

— В прошлом году было легче, — пробует изъясниться еще один строитель «Гефеста», — хозяин нас нанял и сразу денег дал, чтобы мы все документы оформили. А в этом году не дал, и мы сами крутимся. Работы мало, на хлеб кое-как зарабатываем. А у меня сын — инвалид…

Железная инспекторская психика спокойно выдерживает все: мол, и что теперь? Нарушать закон?

Без бумаги, но… с головой?
Сотрудников УФМС пытается разжалобить гость из Киргизии, назвавшийся Жахбаром:

— У меня все нормально было, ни разу до сих пор не попадался, — растерянно бормочет он. — Поэтому не суетился, работал да работал. Даже не интересовался, кто там хозяин, какие бумаги нужны…

А надо бы интересоваться, коли есть голова на плечах. Тем более при таком раскладе: в Новосибирске Жахбар проживает уже десять лет, три года назад (!) потерял паспорт. И ни гу-гу. Других документов, которые удостоверяют личность, дают право законно находиться на территории России и работать здесь, он не оформлял вовсе. Просто, говорит, не приходило в голову: зачем? Так и жил по сей день без единой бумаги.

Для установления личности чудака сотрудники УФМС на своей машине доставляют его в расположенный неподалеку отдел полиции № 4 «Краснообский». Плата за безголовость светит в соответствии с законом: суд, административный штраф, выдворение с территории России и закрытие въезда сюда на ближайшие пять лет.

— Ну как же так? — сокрушается чудак сквозь слезы. — Я в октябре все равно уезжать собирался, отпустите меня!

— Придется уехать раньше, — не теряет хладнокровия инспектор...

Сразу несколько трудовых мигрантов без патента попались  в ДНП «Гефест». Фото Натальи МАНТОРОВОЙ

Кто смущает, о том сообщают
В первой половине 2015 года сотрудники УФМС России по Новосибирской области привлекли к ответственности 10,3 тысячи человек, среди которых как иностранцы, так и граждане России, способствующие нарушению миграционного законодательства. Истории в основном похожи: один не встал на миграционный учет, другой не оформил патент, третий торговал шашлыками, хотя в патенте указана профессия «каменщик». Кто-то проживал не по адресу миграционного учета, у кого-то срок пребывания в России вообще истек.

С началом нового полугодия УФМС России по Новосибирской области приняло решение усилить контроль и обратилось к населению с просьбой о содействии.

Люди мигом откликнулись: стали сообщать ведомству, например, о своих незарегистрированных соседях, сомнительного свойства лицах, которые попали в поле зрения новосибирцев, смутили их, напугали своим поведением и так далее. На каждое такое сообщение УФМС реагирует и подтверждает: в 90 процентах случаев факт нарушения закона имеет место.


КОММЕНТАРИЙ
Евгений ВЫСТУПОВ, начальник отдела иммиграционного контроля УФМС России по Новосибирской области:
— В этом году уже 107 тысяч иностранных граждан встали на учет в нашем регионе, из них более 60 процентов — трудовые мигранты. Сейчас им созданы все благоприятные условия: открыт новый миграционный центр, не надо бегать по инстанциям, чтобы оформить документы, все спокойно можно сделать в одной точке. Конечно, нужны финансы. Но до сих пор многие обращаются к посредникам, у которых оформление того же патента стоит в разы дороже. Вдобавок человек рискует получить фальшивку: бывало, и медицинские сертификаты подделывали, и документы, свидетельствующие о знании гражданином русского языка.
Сегодня мы подробно информируем иностранных граждан о том, как надо действовать, прибывая в Россию: даем сведения в их местные газеты, активно работаем с диаспорами, раздаем листовки. Инструкции размещены на границе в пунктах пропуска. Наконец, люди постоянно между собой общаются — сарафанное радио очень хорошо работает. Как правило, они понимают, куда едут, и говорить, что кто-то попался на незнании элементарных вещей, по меньшей мере смешно. Вероятно, многие просто привыкли к услугам посредников, что дает возможность оформить все быстро, без долгих очередей и прочих формальностей. Но современный миграционный центр — это уже не прежняя волокита. А главное, обратившись туда, ты избавишь себя от лишней головной боли: не надо прятаться, потом все равно попадешься, будет суд, придется платить штрафы и так далее. Все гораздо проще!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.