Газ, мастер-класс и… полный атас!

Газ, мастер-класс и… полный атас!
Если вы соскучились по забавным ощущениям и пока не водите машину, есть великолепный ход: пойти в автошколу, а чтобы пуще в новом деле поднатореть, пару-тройку мастер-классов взять у коммерческого инструктора.

Если вы соскучились по забавным ощущениям и пока не водите машину, есть великолепный ход: пойти в автошколу, а чтобы пуще в новом деле поднатореть, пару-тройку мастер-классов взять у коммерческого инструктора. Практика подтверждает: методики подчас разнятся. И при какой-нибудь сто двадцать восьмой попытке свести воедино все, чем грузят тот и другой наставники, вынос мозга вам обеспечен…

Александр, мой школьный инструктор, на первом же занятии по вождению кидает меня на улицы города и втолковывает: мол, автодром — полная чушь. Ну, покрутятся там курсанты со скоростью пять километров в час. Потом поедут по городу — и все насмарку: глаза дикие, мозг набекрень… Так что лучше сразу в омут, то бишь в город, с головой. А автодром? Коль скоро он в экзаменационную программу тоже входит, оставим его на десерт.

— Твой инструктор с дуба рухнул? — удивляется, мягко говоря, Дмитрий, у которого я взяла дополнительный урок. — Разве можно такому риску подвергать людей, даже не выяснив, насколько они чувствуют машину, ее габариты, соображают ли вообще, что делать? Даже в правилах сказано, что азы на автодроме надо осваивать.

Едем с Дмитрием на автодром, крутимся-вертимся, пока наставник одобрительно не кивает: ну вот, мол, более-менее…

На следующий день вновь газую по городу под руководством Саши. Тот верещит, как прапорщик Дыгало из «9-й роты», чуть что не так (допустим, коробку передач не переключила вовремя), рев раздается дикий:

— Сколько раз вам одно и то же объяснять? Сколько еще мучиться с вами?

— За сколько заплатила, столько и мучиться, — огрызаюсь тихо.

И буквально теряюсь, не зная, как на все это реагировать. До сих пор мне, очевидно, везло: ни разу в жизни еще не встречала мужчину, который бы, пардон, на меня орал.

— Разве можно так с учениками обращаться? — возмущается вечером того же дня Дима. — Да, я тоже иногда повышаю голос, когда знаю, что это сработает. Но чтобы постоянно… Курсанты ведь еще больше тупеют и творят что попало! Особенно женщины...

Саша между тем — в пику моим почти безнадежным (на его взгляд) усилиям — не теряет мысли сделать из меня аса «Формулы-1».

— Газ! Газ! На газ давим! — продолжает он мастер-класс, и мы мчимся, развивая на отдельных участках пути скорость едва ли не за сотню. — Если все время спать, вы будете мешать другим участникам движения, — милосердно сбавив тон, добавляет инструктор. — Хотите ездить медленно — пожалуйста, для этого есть велосипед.

Ну-ну. А потом печальная статистика вновь подтвердит: основная причина всех ДТП — превышение скорости.

— Я же вас готовлю к езде в реальных условиях, — поясняет Саша, совсем обмякнув. — И кричу на вас, чтобы привыкали к ситуации на дорогах…
Ах, вон оно что! Оказывается, все из лучших побуждений, а я жужжу.

— Куда гоним? Куда спешим? — то и дело одергивает меня Дима. — Пока вы учитесь, не надо этих гонок. Чем тише едет курсант, тем он больше соображает, успевает смотреть на дорогу, на знаки и в зеркала. И потом, на экзамене в ГИБДД вас никто не заставит так летать.

— Экзамен вам будет сдать очень сложно, — заключает добрый Саша. — Тем более если узнают, что вы журналист… Так что ищите кого-нибудь, кто вам поможет.

Интересный намек. Впрочем, ничего особенного. Не я первая.

— Байки это, что на экзамене всех злобно валят, — отрезает Дима. — Машины экзаменационные сейчас камерами оснащены, если что, можно взять запись и доказать, что ты все сделал верно. Ну, кто не сдал, тот, значит, накосячил… Ничего страшного, будут еще попытки. А у тебя, Наташка, все получится. Тем более ты журналист…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.