Арифметика самонасыщения

Арифметика самонасыщения
Развертывание в области новых мощностей по переработке продукции регионального АПК обеспечит стабильное пополнение бюджета и «мягкость» потребительских цен.

Развертывание в области новых мощностей по переработке продукции регионального АПК обеспечит стабильное пополнение бюджета и «мягкость» потребительских цен.

Федеральной антимонопольной службой Новосибирская область признана регионом с самым высоким уровнем конкуренции: нет никаких препон для вхождения на рынок для производителей других субъектов РФ и зарубежья. Это позволяет сохранить максимальную доступность различных товаров потребителю. Какова доля продукции местного производства в этом море изобилия? Насколько она конкурентоспособна? Какие шаги предпринимаются, чтобы усилить отрасль, раскрыть потенциал? И как мы выглядим в свете импортозамещения на пищевом рынке?

В общем объеме отгруженной продукции обрабатывающих производств Новосибирской области производство пищевой продукции занимает первое место — 31,5 процента по итогам прошлого года. В денежном выражении — это более 100 миллиардов рублей. Об­ласть полностью обеспечивает себя хлебом, яйцами, мясом птицы, картофелем и овощами, молоком, экспортируя часть продукции в другие регионы.

Сельхозпроизводство — один из базовых секторов экономики региона. Однако в областном минэкономе уверены, что нужно развивать не просто сырьевую базу, а собственную пищевую и перерабатывающую промышленности, чтобы обеспечивать полный цикл — до получения конечного, готового к употреблению продукта. И это принципиально, в первую очередь для бюджета. Именно поэтому мы начинаем обсуждение темы с мнения главы областного минэконома Ольги Молчановой.

Молочные реки — вспять

Не секрет, что качественное сырье, скажем, то же молоко, которое могло бы перерабатываться в области, часто уходит переработчикам других регионов. Например, в Кемерово, где дают цену за литр несравненно выше. «Мы все живем в одном государстве, однако хочется, чтобы именно в нашем регионе, в наш бюджет капали налоги от производства продукта с максимально высокой добавленной стоимостью», — уверена министр экономического развития.

Ольга Молчанова рассказала «Советской Сибири», какие новые мощности намерены развернуть и уже разворачивают на территории Новосибирской агломерации. Все они связаны с переработкой сельхозпродукции (развернутое интервью см. на сайте издания — www.sovsibir.ru/news. — Прим. ред.). Тот факт, что в Новосибирске и вокруг него модернизируют и создают новые производственные площадки, ориентированные на местную продукцию аграрно-промышленного комплекса, в частности молоко, говорит не только об избытке здесь качественного сырья. Свою роль играют известные региональные преимущества: выгодное с точки зрения логистики географическое расположение, развитая транспортная сеть, достаток в профессиональных кадрах.

Похоже, за переработку, как и в целом за АПК, в регионе ухватились крепко. Был вопрос по статусу или первостепенности значения отрасли на уровне региональной власти. И совсем не случайно областной минсельхоз сегодня возглавил не просто министр, а зампредседателя правительства Василий Пронькин. По его мнению, действующая в регионе программа отраслевой господдержки одна из лучших в стране. Задействован самый широкий спектр мер: от налоговых льгот и льгот по аренде областного имущества до субсидирования части расходов и предоставления заемных средств.

Однако, подчеркивает зампредправительства, за каждый рубль господдержки аграрии должны отчитываться в том, насколько эффективно используется эта помощь. В этом смысле к получателям господдержки поднакопились вопросы.

Модернизация «с министерства до земли»

На пресс-конференции в ТАСС Василий Пронькин открыто заявил: «Сегодня Новосибирская область является сырьевым придатком для регионов Сибири. Алтай, который обошел нас по переработке молока, скупает до 50 процентов сырья, произведенного в Новосибирской области, — сообщил Василий Пронькин. — Некоторые из своих предприятий переработки мы частично потеряли, частично их приобрели наши соседи. Однако мы имеем собственные и должны развивать свои проекты в производстве.

Отрасль остро нуждается в модернизации. Причем процесс этот не обойдет стороной и министерство. Так, в частности в структуре регионального сельскохозяйственного ведомства создается подразделение, которое будет заниматься мониторингом состояния перерабатывающей промышленности. Гораздо больше внимания будет уделяться именно поддержке производителей, причем не только в виде грантов и субсидий.

Совместно с аграриями необходимо решать проблему разномарочности сельхозтехники, покупка которой субсидируется из бюджета. Народные деньги возмещают приобретение дорогостоящих импортных машин, которые спустя год-два «стоят у забора» — сервисный ремонт либо дорог, либо банально его некому делать. Меры финансовой поддержки должны влиять на увеличение продуктивности, урожайности, повышение энерговооруженности.

Отдельный разговор — заброшенные сельхозугодья. В этом году региональному минсельхозу выделено дополнительно 24 миллиона рублей для проведения инвентаризации земель в районах, входящих в Новосибирскую агломерацию. Это намерены сделать до конца текущего года. Речь идет не только о землях сельхозназначения, но и территорий населенных пунктов, лесного фонда и водоемов. Причем инвентаризацией постепенно будут охвачены все районы области.

Так что модернизация в современном понятии — это не только техническое переоснащение, а в какой-то мере системная переделка.

И мороженное, и пекинская утка

Надо признать, новосибирским переработчикам есть чем блеснуть. Это купинские мороженое, творог, кефир, молоко, черепановские пельмени, каргатская «молочка» и многое-многое другое, что уже стало в своих районах своеобразными брендами, визитными карточками. Выход на рынок представляет трудность даже крупным производителям. Конкуренция действительно высока, и с каждым годом она растет. Причем соревноваться за место на рынке приходится не только с завозными товарами.

— Еще пять лет назад у Юрия Бугакова, который первым в Верх-Ирмени внедрил комплексный подход в развитии животноводства, не было конкурентов. Сегодня ему уже на пятки наступают, — поделилась своим видением ситуации в интервью «Советской Сибири» глава минэконома Ольга Молчанова. — В Маслянинском, Каргатском районах внедряют самые современные технологии. К слову, каргатский животноводческий проект — самый дорогой в регионе и в перспективе должен стать крупнейшим за Уралом комплексом полного цикла. Проекты у всех разные, с различной стоимостью, но все ставят перед собой одну задачу — высококачественный конечный продукт для потребителя.

Что касается импортозамещения на продовольственном рынке, то, как сообщает минэкономразвития, зарубежных продуктов у нас не так много, как, скажем, в европейской части России. Да, мы вынуждены завозить бразильское мясо, но оно используется в основном в мясопереработке. В магазине или на рынке мы все-таки покупаем свои натуральные продукты. И благодаря развитию птицеводства в регионе удается сдерживать цены на курятину и яйца. За пять месяцев текущего года объем произведенного в области мяса, в том числе птицы, превысил уровень прошлого года за аналогичный период на 24,5 процента — более 47 тысяч тонн. Плюс порядка 30 тысяч тонн мясных полуфабрикатов.

К слову, в ближайшие два года в регионе намерены реализовать проекты по производству мяса индейки. Хотят выращивать и пекинскую утку, хотя эта птичка пока не особенно востребована на столах новосибирцев. Кроме того, как отметили в минэкономе, в Новосибирской области есть более трех тысяч озер, часть из которых пресные и пригодны для разведения рыбы. Чем и занимаются уже несколько лет. «По годам можно отследить, как растет отлов, реализация рыбы, выращенной в наших озерах, — говорит Ольга Молчанова. — Продукция нашего рыбоводства 100-процентно не подвержена описторхозу. И, что важно, это не продукция аквакультуры в отличие от форели или семги, которую нам привозят».

Свое и конкурентоспособное

Ольга МОЛЧАНОВА, министр экономического развития Новосибирской области:

— Сельхозпереработка — важнейшее для нас направление. Здесь возможна очень быстрая отдача, хотя мы, конечно, не Египет, у нас не три урожая в год, но один мы можем собирать неплохой. Все семь месяцев этого года в регионе растет производство молока. При этом есть не загруженные по переработке мощности. Нужно развивать все то, что у нас есть. Среди обновленных — животноводческий комплекс в ОАО «Доронинское» Тогучинского района.

Инвестором реконструкции, строительства объектов животноводства, переработки молочной продукции и зерна выступило ООО «Сибирская аграрная компания». Первая очередь животноводческого комплекса, рассчитанная на беспривязное содержание 400 коров, сдана в эксплуатацию в 2013 году, вторая — еще на 400 голов — начала действовать совсем недавно. Оборудован доильный зал. А ведь до недавнего времени некоторые либо пустовали, либо находились в полузаброшенном состоянии.

Интересно, что за это взялись городские жители. Они начинали бизнес с восстановления элеватора. Потом поняли, что лучше иметь и свое зерно, и поэтому стали заниматься растениеводством. Далее пришло понимание, что будет выгодно, если заниматься еще и животноводством. Сегодня они могут выпускать продукции больше, но сейчас есть вопросы по выходу на рынок. С крупными сетями пока взаимодействие не складывается.

То же самое — «Сибирская нива» в Маслянинском районе, где хотят построить стеклянный завод. Производитель понимает, что надо увеличивать не только производство, но и потребление молочных продуктов. Хотя, как утверждает PepsiCo, у нас в регионе «молочку» потребляют в хороших объемах.

То, что УФАС оценил нашу область как регион с самым высоким уровнем конкуренции, — вполне объективно. Наш рынок насыщен продукцией из разных регионов, в том числе импортной. У нас все есть. И цены разные. И качество разное. Что касается молока, то, увы, есть производители, которые снижают себестоимость продукта, добавляя в него растительные жиры. Поэтому когда в регионе развивается производитель, поддерживающий исключительно высокое качество продукта, потребитель готов купить его подороже, зато быть уверенным, что там нет посторонних компонентов, что это натуральный продукт, он безопасен и полезен.

Сибирь укрепила мою уверенность

Штефан ДЮРР, президент группы компаний «ЭкоНива»:

— Опыт инвестирования в создание высокотехнологичных производств у меня был и ранее. Уже удалось успешно реализовать проекты молочных ферм с современным оборудованием в ряде регионов Российской Федерации. Однако шагать за Урал, в холодную Сибирь, большой решительности поначалу не было. И все же повстречался с тогдашним главой Маслянинского района Вячеславом Ярмановым, обсудил детали с руководством Новосибирского филиала «Россельхозбанка», увидел их взаимопонимание, готовность сотрудничать. После этого я решился вложить деньги в создание предприятия «Сибирская нива» и не жалею об этом.

Надежды оправдались. Кредиты получены, использованы и собственные средства. Построены животноводческие комплексы неподалеку от сел Пеньково и Борково. Пущен в работу небольшой завод по производству молока. Собираемся строить и более крупные перерабатывающие мощности.

Времена непростые, но, я уверен, Россия и мы вместе с нею выдержим испытание на прочность. Спасибо руководству Новосибирской области за благоприятные условия для развития высоких технологий в аграрном бизнесе. Рад, что в пуске самой крупной в регионе доильной установки «Карусель» в Борково принял участие губернатор Новосибирской области Владимир  Городецкий.

Цифровой контроль — клубням

Сергей ПЕРШИЛИН, начальник управления сельского хозяйства Ордынского района:

— Когда у меня спрашивают, выращивается ли в нашем районе картофель «приекульский ранний», «берлихенген», «лорх», я говорю, что отрасль уже давно шагнула от них вперед — и не только в подборе оптимальных районированных сортов, но и в технологии ухода за растениями, а особенно хранения клубней. Если раньше оператор постоянно наведывался в хранилище семенного картофеля, чтобы проверить температуру воздуха и включить или выключить вентиляторы, то теперь контроль можно осуществлять с помощью цифровой техники, то есть с компьютерной точностью.

Точно так же можно организовывать хранение продовольственного картофеля, на что и ориентируются такие картофелеводы нашего района, как Шакир Сулейманов и Алексей Леонидов. В современных картофелехранилищах, которые они строят, клубни можно хранить почти до следующего урожая. Будем смотреть, какой тип хранилищ наиболее оптимален. А хорошо налаженная фасовка продукции позволит постоянно отгружать качественный товарный картофель. С такой базой два хозяйства имеют возможность в 2016 году удвоить площади под этой важной пропашной культурой.

Абердины прижились

Пётр ПЫРКОВ, глава крестьянского (фермерского) хозяйства Купинского района:

— Кулунда — территория, где из-за частых засушливых сезонов заготавливать обильное количество кормов сложно. Мы занялись мясным скотоводством, завезли животных абердин-ангусской породы и убедились, насколько они неприхотливы в кормлении и содержании. Поздней осенью, когда уже выпал снег, абердины разгребали его и питались многолетней травой, пожнивными остатками — да так, что не загонишь в помещение. Поедают они и камыш, и даже ветки кустарника.

Зимой зернофураж не понадобился. Измельчали, смешивали установкой КИС-8 сено, сенаж — животные охотно питались таким кормом. На улице мороз в 35 — 40 градусов, в загоне — минус восемь, а им хоть бы что, только обеспечивай их теплой водой. Телята появляются на свет мелкими, а потом очень быстро растут, набирают вес.

Абердин-ангусская порода ценится за плотное мраморное мясо животных, которое незаменимо и в домашней кулинарии, и в промышленной переработке. Сейчас мы оформляем документы, чтобы хозяйство получило статус племенного по этой породе. Нам помогают специалисты Новосибирского государственного аграрного университета. Формируем собственное маточное стадо из 60 нетелей. Договорились о покупке на Алтае абердин-ангусских быков-производителей.

Такой мясной скот вполне подошел бы и для содержания в Барабе. Разницы с Кулундой нет: тот же климат, та же неприхотливая кормовая база.

 

 

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.