Изобретатель бросил вызов трясине

Изобретатель бросил вызов трясине
Михаилу Григорьевичу Чернышову — ветерану, охотнику, изобретателю и отчаянному оптимисту — 88 лет. Каждое утро он делает зарядку, каждый день проводит за работой и каждое мгновение живет мечтой. Сейчас вот строит настоящее чудо техники.
Ветеран из Ордынки строит уникальную машину, которая поможет сибирским спасателям и охотникам бороздить непроходимые болота.

Михаилу Григорьевичу Чернышову — ветерану, охотнику, изобретателю и отчаянному оптимисту — 88 лет. Каждое утро он делает зарядку, каждый день проводит за работой и каждое мгновение живет мечтой. Сейчас вот строит настоящее чудо техники.

Сам себе конструктор
Михаил Григорьевич хозяйствует один, упорно отказываясь переезжать поближе к новосибирским родственникам. На нем и дом, и огород, и вот уже несколько лет проект постройки шнекового болотохода. Сам конструктор, инженер по образованию и энтузиаст по натуре, называет свою модель АСБШ-2 (амфибия-снегоболотоход шнековый) и считает, что она идеально подойдет для преодоления непроходимых болот службами спасения при чрезвычайных ситуациях. Например, при поиске мест крушения самолетов или вертолетов. А также для более приятных поводов залезть в такую глушь — охотничьих экспедиций. «Мой болотоход отличается плавающим самоочищающимся движителем. За счет этого у него высокая проходимость и маневренность», — уверен Чернышов.

Машина с роторами — винтами Архимеда вместо колес, с легкостью отталкивающимися от жидкой или кашеобразной субстанции. Там, где вязнут болотоходы с бескамерными шинами, там, где не могут пройти судна на воздушной подушке, шнекоход (название происходит от немецкого Schnecke — улитка) будет медленно, но верно ползти вперед. Увы, как подсказали коллеги из журнала «Популярная механика», в отечественном автостроении (несмотря на несколько обращений к теме) единственным успешным шнекоходом стал ЗИЛ-2906. Его начали разрабатывать в конце 60-х годов прошлого века в конструкторском бюро при заводе, в настоящее же время проект свернут. Да и в мире серийным изготовлением шнекоходов занимается только одна компания — австралийская Residue Solutions собирает пару десятков машин в год исключительно под заказ.

Михаил Григорьевич для своего проекта не жалеет ни сил, ни времени, ни денег. Весь день проводит в гараже, большинство работ выполняет самостоятельно. «Размечаю металл перед резкой, изготовил специальные приспособления, позволяющие гнуть кольца. А когда у меня работают сварщики, я всегда на подхвате», — рассказывает пенсионер.

Чтобы оплачивать услуги сварщиков и покрывать затраты на материалы, Чернышов вкладывает в свой проект всю пенсию — до копейки. Активно, но пока безуспешно ищет инвесторов. «Взял бы кредит, но банки отказывают. Говорят, что старый», — сетует Михаил Григорьевич. Пенсионер уже продал все, что можно было продать: и любимый деревообрабатывающий станок, и верного товарища по охоте — ГАЗ-66. «Этот сезон пока пропущу, а потом, может быть, кто-нибудь меня без машины возьмет», — без особой уверенности говорит охотник.

Не стреляйте в лебедей
— Несколько лет назад мне вручили удостоверение почетного охотника Новосибирской области, оно дается только старейшим охотникам. Не могу сказать, что я самый старший, но таких древних, как я, ни разу на охоте не встречал. Я с детства увлекался охотой: еще в пятом классе с мальчишками мастерили самодельные поджигатели из медной трубки.

Помню свое первое ружье — ИЖ-20. За охотничью карьеру через мои руки прошло около семи ружей. Сейчас в моем арсенале «Беретта», МЦ 21-12 (оба полуавтоматические, гладкоствольные, пятизарядные) и нарезное оружие СКС. Последнее — боевое, раньше таким армию вооружали.

У каждого охотника есть жалость. Без этого чувства нельзя. Выводки молодые плавают рядом со мной, я их отгоняю. А как же иначе? В лебедей никогда не стреляю. Когда-то давно случайно подстрелил лебедя, и произошло несчастье — потерял любимого человека.

И в косуль я не стреляю: жалко и неинтересно. Другое дело — когда ты охотишься на зайца, идешь за ним на лыжах, распутываешь петли его следов. Мы же не за добычей выезжаем. Это охотничий азарт и мужская гордость. Мне добыча сто лет не нужна! Моя страсть — в преодолении сложностей, это жизненная необходимость, не могу без этого существовать! Как пройти болота или снега? Как в пургу, где не пробраться никакому транспорту, пройти на лыжах?

В жерле вулкана
Как и с охотой, так и с авиацией, и с выживанием в экстремальных условиях, и с покорением непроходимых ландшафтов Михаил Григорьевич знаком не понаслышке.

— В декабре 1945 года на Камчатке я участвовал в тысячекилометровом лыжном переходе в честь 70-летия Сталина. Шли 14 суток. Целью перехода было нанести на карту маршруты подходов к вероятным районам падения самолетов. В среднем каждый день мы преодолевали 90 километров непроходимых снегов. Временами температура воздуха опускалась ниже 40 градусов. Было тяжело, но в то же время очень почетно.
Спускался внутрь Авачинского вулкана на 20 метров. Весной 1945 года произошло его извержение, а в августе мы с товарищем взяли увольнительную на три дня и отправились к вулкану. Все приключение заняло сутки, и мы решили использовать оставшееся время на покорение Корякской сопки. Это было очень опасное восхождение. На вершине испытываешь неописуемые ощущения. Безжизненное пространство — никаких звуков, только скалы. Как будто в другом мире... Нашли там старый пузырек из красного стекла, в нем хранились записки тех, кто всходил на вершину. Туда нужно было опустить свою записку, а прежнюю отправить по указанному в ней адресу в Москву. На скалах были выбиты «автографы» предыдущих экспедиций: одна была еще при царе, вторая и третья — в начале советских времен.

Четверка от Покрышкина
— Я восемь лет прослужил в армии, из них два года — во время войны. В 16 лет добровольно ушел на фронт, это была весна 1944 года. Я тогда и девяти классов не окончил. Когда на сортировке проверяли документы и выяснили, что мне нет семнадцати, отправили в летную школу в Купино. Учился там по программе ночных бомбардировщиков. Потом прошел учебно-тренировочный отряд и истребительное училище в Новосибирске. Меня отправили служить в дальневосточных погранвойсках на Камчатке. В наши функции входил перегон американских самолетов фирмы «Бостон» с Аляски в Красноярск (американцы поставляли их на фронт по ленд-лизу). Истребители перегоняла женская американская эскадрилья. Общались с ними на вечерах, в ресторанах. Обычные женщины, ничем от наших не отличались.

В те времена летчики чувствовали себя царями, хотя афишировать летный состав было запрещено. Мы даже форму не носили. С Покрышкиным я был лично знаком. Шел 45-й год, война уже закончилась, и Покрышкину нужно было слетать в Камень-на-Оби — оценить площадку для аэродрома. Меня посадили за штурвал. Покрышкин уже был признан непревзойденным летчиком, героем, но держался попросту. Пролетели над Камнем два круга, а на обратном пути Александр Иванович показывает мне: мол, сделай боевой разворот, переворот через крыло, глубокий вираж, срыв в штопор. И поставил мне за такой «экзамен» твердую четверку.

…Около двух лет назад проектом ветерана заинтересовались в МЧС. Спасатели предложили оплатить издержки по созданию снегоболотохода и перевести разработку Чернышова в собственное пользование. Однако Михаил Григорьевич продавать мечту отказался: «Я готов предоставлять свою машину при необходимости, но так, чтобы у меня навсегда забрали детище, в которое я вложил все свои силы, я не могу».

По плану работы над АСБШ-2 должны завершиться в этом году ко Дню Победы.

ФАКТ
ОАО «Федеральная пассажирская компания» с 14 января назначило для некоторых поездов дальнего следования дополнительную остановку на станции Обь в Новосибирской области. Теперь пассажиры из Кемеровской, Омской, Томской областей и Красноярского края, которым нужно попасть в аэропорт Толмачёво, выйдя на станции Обь, могут быстро добраться до аэропорта на автобусах, «привязанных» к расписанию поездов
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.