Борения академика Трофимука

К 100-летию со дня рождения одного из отцов-основателей Академгородка Андрея Трофимука 16 августа исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося российского учёного, одного из основателей Сибирского отделения РАН, организатора и первого директора Института геологии и геофизики, профессора НГУ, почётного гражданина Новосибирска, Героя Социалистического Труда Андрея Алексеевича Трофимука.
В эти дни в Академгородке проходит ряд юбилейных мероприятий, посвящённых патриарху российской геологии: в частности, в Институте геологии нефти и газа работает Всероссийская научная конференция (Трофимуковские чтения), в Доме учёных сегодня с участием зарубежных и отечественных гостей состоится юбилейное заседание президиума СО РАН.

В канун юбилея ученого с новосибирскими журналистами поделились своими воспоминаниями друзья, ученики и коллеги Андрея Алексеевича — люди, хорошо помнившие этого человека: среди них председатель СО РАН академик Александр Асеев, академики Николай Добрецов и Алексей Конторович, бывший председатель Новосибирского облиспокома Владимир Боков и другие.

Благодаря воспоминаниям вырисовывается образ не только «иконописного» Трофимука, но и живого человека во всём многообразии характерных черт…

Учиться — только заочно

Вот один яркий пример: последнюю научную монографию академик совсем не казённо назвал «Сорок лет борения за развитие нефтегазовой промышленности Сибири». Более того, эпиграфом к ней взяты строки из Михаила Лермонтова: «Так жизнь скучна, когда боренья нет…», заранее подчёркивая и отметая вопросы на тему почему, мол, так — «боренья», а не борьбы. И всё-таки, как вспоминают очевидцы, его спрашивали: почему? Да потому, отвечал учёный, позволивший некоторый лиризм в серьёзнейшей работе, что борьба — это и на ковре, в цирке борьба, а вот боренье — это нечто посерьёзнее…

Так оно и получилось: вся жизнь этого выдающегося человека — сплошное борение. Сначала — за само существование, когда семья бежала из Белоруссии далеко на восток, потом скитания по Сибири, но хоть и с трудом (не из-за способностей, а волею обстоятельств того времени) он закончил всё-таки среднюю школу и в 1929 году поступил в Казанский университет. И надо же было такому случится, что в этот же год на западном склоне Урала забил первый фонтан нефти, и будущий академик уже тогда сделал свой главный выбор в жизни: всё его будущее — это нефть и газ.
После окончания университета его приглашали в аспирантуру, но он твёрдо заявил, что будет учиться только заочно и только по специальности геолога-нефтяника, и уехал в Башкирию, где вскоре возглавил специальную лабораторию по геологоразведке нефти. В 1940 году девонская (период залегания около 300—400 миллионов лет) нефть в Башкирии была открыта, и Трофимук становится главным геологом треста «Ишимбайнефть». В современном смысле это было начало большой карьеры геолога- практика и геолога-учёного. Началась война, и страна очень нуждалась в Башкирской нефти: в 1942-м его назначают главным геологом объединения «Башнефть». После войны как дань признания его личных заслуг в нефтедобыче, по существу, спасших Красную Армию от недостатка топлива, он в числе других удостоен Сталинской премии 1-й степени.

Чутьё на новое

Параллельно все годы войны и послевоенные годы Андрей Алексеевич упорно ведёт большую научную работу. Впервые в мире он обосновал и применил законтурное заводнение пластов, что увеличило эффективность выработки, — ещё одна Сталинская премия 1-й степени.

В 1949 году он успешно — не отходя от «станка» — защитил докторскую диссертацию и в 1950 году назначается главным геологом Министерства нефтяной промышленности СССР. Самостоятельности, независимости его суждений всегда сопутствовало редчайшее чутьё на новое: вслед за башкирским девоном его проницательный взгляд останавливается на Западно-Сибирских месторождениях, и все свои силы, талант учёного и организатора-практика теперь он направляет сюда, в Сибирь. И сразу же после принятия решения о создании Сибирского отделения АН СССР он одним из первых организует здесь, в Новосибирске, Институт геологии и геофизики, включается в активнейшую научную и практическую деятельность по освоению природных богатств Сибири.

Это может показаться почти невероятным, но, приехавший в Новосибирск уже зрелый человек, обладатель высших государственных наград, Герой Социалистического Труда считал, что главное его дело ещё впереди, — это Сибирь, которая «плавает», как он говорил, на нефти. Он проработал здесь ещё около сорока лет. Под его руководством создана широкая сеть научных организаций края, специализирующихся на изучении и разведке нефти и газа. Он стал одним из соавторов грандиозной по масштабам программы освоения восточных регионов страны «Сибирь», которая в 1984 году получила государственный статус, и был назначен её научным руководителем. Воистину этот человек не в воображении, а на деле исколесил и прошёл пешком большую часть востока страны, и где бы он ни побывал, оставлял свой глубокий след исследователя, учёного и патриота-практика. Ему принадлежит приоритет первооткрывателя некоторых крупнейших месторождений нефти, он стал автором нескольких выдающихся научных открытий в области нефтеразведки и нефтедобычи, он одним из первых обратил свой взор на древнейшие залегания углеводородов в Восточной Сибири, это академик А. А. Трофимук одним из первых предсказал большое будущее гидратных газов, в том числе и в мировом океане, запасы которого ещё долго будут обеспечивать человечество энергией.

Наиболее цитируемый ученый-геолог

Он воспитал целое поколение российских учёных, многие из которых давно сами стали академиками, он один из наиболее цитируемых учёных-геологов в мире, прекрасный публицист, его лекции и выступления до сих пор в памяти выпускников НГУ и бывших депутатов Верховного Совета РСФСР, где он яростно отстаивал (в борении!) академическую науку. И спустя многие годы после его ухода из жизни люди, хорошо его знавшие, вспоминают о нём, как об ушедшем вчера.

Он не был простым человеком во всех смыслах этого слова: равного по образованности и глубине познаний рядом с ним не было, он был нередко крут в суждениях, хотя сослуживцы вспоминают о нём только тепло, иногда он «позволял себе» то, о чём другие не могут и подумать. И всё-таки его любили и уважали и сверху, и снизу. Но так уж судьба сложилась, что вместо второй Золотой Звезды, как говорят его коллеги, он получил шестой орден Ленина, а вот от ордена «За заслуги перед Отечеством» в невыносимо трудное для науки время он отказался…
И всё-таки в любые времена, на любых постах он оставался очень светлым человеком. Этот свет долетает и до нас…

Приехавший в Сибирь уже зрелым человеком, Андрей Трофимук считал, что главное его дело ещё впереди, это Сибирь, которая «плавает» на нефти.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.