В ожидании будущего

Многие из этих детей готовы преодолеть всё, чтобы стать полноценными членами общества Ояшинский детский дом-интернат для умственно отсталых детей пока единственное место в Новосибирской области, где оказывают комплексную помощь детям с серьёзными проблемами в интеллектуальном развитии. А главное — дают возможность этим детям стать полноценными членами общества. Сюда, в этот отдалённый от областного центра уголок, приезжают городские мамы, пережившие первое потрясение от озвученного диагноза своих малышей.
«Очень упорные»
Андрею 21, Саше 19. На зависть многим девчонкам-сверстницам молодые люди умеют жарить картошку. Освоили много других кулинарных чудес. «Мечтаю стать этим… как его… плиточником! Люблю смотреть, как выкладывают плитку. Очень красиво. Мне кажется, у меня получится… А вообще, заходите к нам в комнату, посмотрите, как мы живём!» — Андрей приглашает меня в помещение, похожее на комнату студенческой общаги. Две кровати, две тумбочки. Очень аккуратно, никакого беспорядка и следов неряшливости. «Телевизор нам скоро поставят», — словно прочитав мои мысли, юный гид продолжает экскурсию по комнате. Наш разговор о мечтах и планах в это время продолжается. «Хочу создать семью. Девушка у меня есть, живёт тоже здесь», — делится Саша.

Здесь — это в другой такой же комнате на соседнем этаже, в отделении социальной адаптации и трудовой реабилитации Ояшинского дома-интерната для умственно отсталых детей. Сюда, в реабилитационное отделение, направляют воспитанников, достигших восемнадцатилетия. Потом, если всё пойдёт успешно, ребята отправятся «в жизнь» — они получат жильё по программе социального устройства детей-инвалидов в посёлке Станционно-Ояшинском либо поселятся у родственников. Для тех, у кого пока нет возможности получить положенные квадратные метры, отделение адаптации служит социальной гостиницей.

Немного пообщавшись с этими ребятами, начинаешь понимать: ведь вокруг детей и подростков, причисленных к умственно отсталым, полно стереотипов. Диагноз моментально становится категоричным штампом — печатью неполноценности.

— К сожалению, наше общество не готово принимать таких детей, — говорит Любовь Присмакина, директор интерната. — Вот сейчас почему-то преувеличивают роль генетики в умственных отклонениях. Но основной причиной заболеваний становится не наследственность: родители вели нездоровый образ жизни, злоупотребляли алкоголем. А при отсутствии генетического фактора важна просто своевременная помощь. При должном лечении дети могут не так уж сильно отличаться от остальных. Вообще это удивительные дети. Они стремятся работать над собой: всё хотят делать, чтобы перейти на другой уровень, очень упорные.

Неблагополучие с пелёнок
Андрей и Саша уже и не помнят, как сюда попали. Возможно, лукавят: большое ли удовольствие вспоминать, как чьи-то руки уносили от «неверной» мамы. Здесь и правда многие с пелёнок, большинство из неблагополучных семей. Мамы и папы таких ребятишек очень быстро успевают остаться без родительских прав — случаи, когда в деле сохранения семьи социальная работа бессильна. Однако есть и социально благополучные воспитанники, которых родители привозят сюда на реабилитацию. Но это довольно немногочисленная категория.

Такие ребята, как Андрей и Саша, получают в ПТУ будущие профессии, трудятся в интернате на рабочих должностях. Но есть куда более трудные ребятишки — те, за которых не удалось взяться вовремя. Встречаются и просто очень тяжёлые патологии. В основном это малыши. Очень много ребятишек, кого буквально приходится ставить на ноги — дети с ДЦП, с рождения лишённые возможности передвигаться. Среди таких, кстати, немало и умственно полноценных.

Домик за тридевять земель
Районный посёлок Станционно-Ояшинский, где расположен интернат, — уголок своеобразный. Жители посёлка, а также приезжие подчиняются движению поездов: на железнодорожном разъезде можно простоять до полутора часов, ожидая перевода стрелок. Продукты здесь из города не привозят — в основном держат собственное хозяйство. В таком подсобном хозяйстве работают и воспитанники Ояшинского дома-интерната. В этом заключается трудовая терапия для тех, кто уже перешёл на стадию социальной адаптации.

— Сами себя обеспечиваем картофелем, овощами, ягоды собираем, — говорит Любовь Присмакина. — Молоко своё, сад, пасека, поля. На трудовую терапию у нас отводится три часа в день.

Зачисление в отделение социальной адаптации для воспитанников — это как выход на финишную прямую, когда нужно уже многое знать и уметь. С этого момента ребят учат зарабатывать и тратить свои деньги, оплачивать жилищно-коммунальные услуги. Трудоустраиваются ребята на рабочие специальности — заключены договоры с училищами, где они обучаются. Затем воспитанники трудятся на базе интерната или в посёлке.

Однако до этой финишной прямой приходится преодолевать нелёгкий путь, на котором ребят сопровождают углубленные лечение и физиопроцедуры — они проходят в комплексе со специальными учебными занятиями. Более здоровые ребятишки реабилитируются в отделении психолого-педагогической помощи, для более сложных случаев существует отделение милосердия — здесь детям обеспечивают постоянный уход.

— Первое, за что мы берёмся, — объясняет Любовь Николаевна, — немедикаментозное лечение. Оно очень важно после операций. Есть дети, которые начинают ходить и без операций. В этом году 16 человек у нас начали самостоятельно сидеть. 9 человек самостоятельно пошли. Второе — учебная и психологическая коррекция. На базе Ояшинской средней школы учатся 129 наших ребят, из них пять перешли на обучение по специальной коррекционной программе, остальные обучаются по программе для умственно отсталых детей. Есть и неплохие результаты: некоторые дети — отличники и хорошисты.

Когда в ходе рабочей поездки интернат посетил уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов и дал высокую оценку усилиям и победам коллектива, новосибирцы убедились, что даже в масштабах страны подобных мест не так много. Ведь, к сожалению, приходится признать: в нашей стране не принято возиться с теми, кого легче списать со счетов.

Несмотря на очевидные сложности, 80 процентов выпускников интерната налаживают самостоятельную жизнь за стенами заведения. Разумеется, под контролем сопровождающих. Успех, конечно, переменный — закреплять его приходится уже на практике, то есть в «свободном плавании». Однако достаточно объективный показатель — число выпускников, избежавших участи постояльцев психоневрологического диспансера, куда попадают тяжелобольные, — уже отчасти оправдывает надежды воспитателей и врачей.

СПРАВКА
В Ояшинском детском доме-интернате проживает 362 воспитанника. Из них 164 нуждаются в постоянном уходе (отделение милосердия), 133 — в учебно-воспитательных мероприятиях (отделение психолого-педагогической помощи). 65 совершеннолетних воспитанников проживают в отделении социальной реабилитации.

ФАКТ
Ежегодно 10 — 12 детей из отделения милосердия Ояшинского дома-интерната переводятся в отделение психолого-педагогической помощи
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.