Пара глаз для неделимой жизни

Пара глаз для неделимой жизни
Черной ночью осенней мне снится вокзал — Обиталище вечной тревоги, Так знакомой для всех, кто часы коротал В ожидании дальней дороги Я всех близких отправил, друзей проводил, Завершил все заботы — и вот На пустом и холодном перроне один Жду, когда же мой поезд придет
73-летний Виталий Барышев сложил эти строчки экспромтом. Мужчина зачитывает эти и ещё несколько четверостиший. Звучат аплодисменты. Это не праздник, где произносятся тосты и сочиняются вирши, и даже не творческий вечер. Это занятие с психологом в центре реабилитации инвалидов.

Поэты здесь, конечно же, не все. И Виталий Барышев, инвалид второй группы, вряд ли причисляет себя к служителям муз. Просто психолог, работающий с группой, дал задание — написать свои ассоциации со словом «вокзал». В любой форме.

С таким лиричным, как у Виталия Барышева, а порой и откровенно пессимистичным настроем приходят к специалистам муниципального учреждения «Комплексный центр социального обслуживания населения» города Бердска. Это учреждение — единственное в Бердске и одно из немногих в области, где людям с ограниченными физическими возможностями помогают адаптироваться в обществе.

Открыться помощи
В работе подобных центров, в общем-то, нет ничего принципиально нового: общение с психологом и помощь в адаптации инвалидов достаточно давно вошли в некий социальный минимум в нашей стране. Тем не менее, по словам психолога центра Елены Степаненко, к помощи такого рода люди пока не совсем готовы. Оно и неудивительно: разве можно подготовиться к внезапной болезни, а то и к ситуации посерьёзнее, когда приходится заново учиться жить? Однако Елена уверена, что за неготовностью получать психологическую поддержку всё же стоит нечто большее.

— Очень многие люди не готовы работать с психологом, — рассказывает Елена Степаненко. — При первой встрече выясняется, что психолога принимают за психиатра. На развивающие игры тоже своеобразная реакция: а что это мы играть будем, как в детском саду? Но если игра направлена на развитие, например, моторики или коммуникативных навыков, она будет развивать в любом возрасте. А самое главное, люди вообще не готовы принимать помощь, тем более психологическую. Кто-то говорит, не приду сегодня на занятие, потому что с внучкой посидеть надо, соседке помочь. Люди просто не умеют жить для себя. И в этом главная причина многих заболеваний. Это касается и относительно здоровых людей. Поэтому, заболев, человек чувствует себя несчастным, ведь он «бесполезен».

Слова психолога отнюдь не означают, что люди, попавшие в трудную ситуацию, не нуждаются в поддержке. И если работа с психологом пока что относительно новая для нас реалия, то простое человеческое общение — универсальная терапевтическая мера на все времена. Именно поэтому реабилитационные центры, подобные бердскому, это ещё и своеобразные клубы, где можно получить поддержку тех, с кем тоже когда-то случилась беда, и тех, кто уже на собственном опыте знает, в чьих руках спасение утопающего.

Пенсионерка Валентина Владимировна сейчас, как говорится, с головой в общественной работе. Помогает встать на ноги тем, кому в своё время нужно было поверить в смысл следующего дня. А ведь когда-то и для неё время измерялось в бесконечных минутах. Остановилось оно в тот момент, когда Валентина Владимировна почти полностью перестала слышать. И даже дочь и любимые внуки оказались как будто где-то далеко, не рядом. Вскоре Валентина Владимировна оказалась на пороге реабилитационного центра. Работники вспоминают её подавленное состояние.

Сначала не быстро, а потом с оптимизмом пациентка начала верить в свои силы. В новой жизни Валентины Владимировны появился не только слуховой аппарат, но и такие вещи, как творчество, английский язык, общественная деятельность. А ещё — компьютер и интернет, где Валентина Владимировна общается с виртуальными друзьями.

Хорошо забытое старое
Каждому ли просто даются такие успехи? Про Валентину Владимировну медперсонал говорит: характер. Приходится учитывать банальную вещь — все мы разные. Поэтому и о сроках психологического выздоровления определённо говорить трудно. Кому-то для возобновления душевных сил понадобилась неделя, а кто-то здесь из года в год. Главное — получить толчок к дальнейшему развитию. Ведь многим приходится в корне пересматривать свою жизнь.

Всем нам неоднократно приходилось слышать фразу: «Я смотрю на жизнь другими глазами». Так вот здесь, в стенах реабилитационного центра, она имеет особый смысл. Хотя, чего уж там, эта фраза здесь небессмысленна, вот и всё. Вообще словами здесь разбрасываться не привыкли —не до того.

— Люди учатся жить по-новому, — говорит Елена Степаненко. — Но это новое заключается в решении старых проблем, которые существовали до болезни. Я бы сказала, что нет таких проблем, которые приобретаются после получения инвалидности. К сожалению, заболевания и трудные ситуации заставляют нас пересматривать всю нашу жизнь и решать те проблемы, о которых мы раньше не думали, просто потому, что они не давали о себе знать. Та же проблема ненужности результат того, что мы не думаем о самих себе. Старшее поколение забывает, что, заботясь о своём здоровье, мы сохраняем силы для заботы о близких. Но это только одна из множества проблем, которые раскрываются, когда с нами случается беда.

Врач культуру прописал
Надо сказать, собственно медицинского лечения здесь практически нет, проводятся только самые необходимые процедуры. Есть и нечто среднее между дополнительным и основным — массаж и лечебная физкультура. Ведь всё-таки самое главное в процессе реабилитации — обзавестись вот этими «другими глазами». А это, как видим, требует отдельного внимания. Поэтому здесь с порога «пугают» ещё одной непривычной для русского человека реалией под названием «социально-культурная реабилитация».

На самом деле за незнакомым словосочетанием скрываются вполне понятные, а для кого-то и обыденные вещи: концерты, лекции в библиотеке, творческие мастер-классы. Директор центра Анна Владимирова разъясняет:

— Социокультурная реабилитация — это самовыражение творческого потенциала личности. Когда человек получает инвалидность, он приобретает психологическую травму, не знает, как дальше жить, что с этим делать. Мы в первую очередь пытаемся разъяснить человеку, что инвалидность — это не приговор. Как правило, человек просто замыкается в себе, ничем не занимается. А здесь он увлекается творчеством, слушает музыку и учится новому. И понимает, что способен быть полезным родным, близким, обществу, а главное, он становится интересен самому себе.

Люди, которых мало
Сегодня в Комплексный центр социального обслуживания населения выстраивается очередь. Места расписаны вплоть до весны 2013 года. Ведь не секрет, что в муниципальных образованиях пенсионеров значительно больше, чем в областном центре. А это значит, и инвалидов второй — третьей группы тоже гораздо больше.

Столь высокий спрос на социальную поддержку, увы, предложений не рождает. Молодёжи, готовой трудиться вдали от областного центра, традиционно немного. А если говорить о работе с инвалидами и пенсионерами, и того меньше. Словом, проблема с кадрами в социальной сфере за пределами городской черты пока что стоит остро, без всяких оговорок. И Бердск, к сожалению, не исключение. Не случайно сотрудники муниципальных центров социального обслуживания в глубинке ценятся высоко.

Не удивляет и то, что люди, помогающие выбираться из тупика, приучились смотреть на жизнь под особым ракурсом. «Аварии и болезни — это нормально, ведь это часть человеческой жизни», — говорит психолог Елена Степаненко. Поначалу эта фраза немного шокирует. Но когда смотришь на людей, для которых возникновение серьёзной проблемы со здоровьем стало всего лишь одним из событий в череде жизненных перипетий, понимаешь, о чём речь. А ещё понимаешь, что жизнь не делится на «до» и «после». Ведь даже внутренние проблемы, как оказалось, — не следствие внезапной напасти.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.