За морем телушка — полушка...

За морем телушка — полушка...
Молоко и молочные продукты не покупал в магазине давно. А тут решил попить кефирчику. Необходимый продукт в наличии имелся, но сильно смутила цена: за четыреста граммов продукта выложил девятнадцать рублей. А сколько будет стоить литровая упаковка? Да больше сорока рублей! Но главный сюрприз ожидал меня дома. Употребив кефир по давней, еще с детских времен, привычке, стал внимательно изучать маркировку: откуда сей товар, кто изготовитель? И то, что прочитал, повергло в шок: Кемеровский молочный комбинат. Промышленный шахтерский центр снабжает нас, татарцев, кефиром. Вот потому и цена выше небес. Не зря говорят: за морем телушка — полушка, да дорог перевоз.
У нас что, в Татарском районе своего молока нет? Буренушки перевелись? Да ничего подобного. Вот что писал в одном из недавних номеров районной «Народной газеты» начальник управления сельского хозяйства Александр Хоботов: «...Начнем с животноводства. За девять месяцев текущего года мы приросли по валовому надою на две тысячи тонн молока, удой на фуражную корову вырос на 180 килограммов».
Конечно, это здорово, но сразу напрашивается вопрос: а рядовым татарцам что от этого?

На следующий день я был уже умнее, решив купить кефир в большой емкости. В первом же магазине спросил, откуда нам поставляют молочную продукцию. Продавщица сделала большие глаза:
— Вы что, с Луны свалились? Да из Славгорода. Покупайте литровую упаковку.

И я купил литр за тридцать восемь рублей. Как видите, разница не очень велика. Среди изготовителей на маркировке также значились акционерное общество «Маслосырзавод «Сузунский», общество с ограниченной ответственностью «Союз Молоко Лидер» Черепановского района. Стало очень обидно.

А берут ли татарцы дорогие привозные молочные продукты?

Кстати, молоко ни в чем не уступает кефиру. Положа руку на сердце, могу честно сказать: не берут. Сильно выручают жителей Татарска фермеры, огромное им за это спасибо. Наверное, ко всем многоквартирным домам Татарска проторили они тропинки. Вот и к нашему дому возят. Плачу за трехлитровую банку молока полсотни рубчиков. А если бы не было местных фермеров, не знаю, что бы и делал.

Глава крестьянско-фермерского хозяйства «Энико», которое базируется в Неудачино, Иван Эннс говорил мне:

— Продукция цельномолочного цеха — сметана, кефир, ряженка и многое другое — это живые деньги каждый день. Заниматься производством этой продукции очень выгодно.

«Энико» существует давно. В коллективе трудятся тринадцать человек, что для села очень даже здорово. «Энико» закупает мясо и молоко у населения, производит колбасы, пельмени, котлеты, масло, сметану, обезжиренный сыр. Но почему бы не производить кефир, ряженку и прочие продукты?

— А вы знаете, — говорит Иван Иванович, — что одна пустая стерильная бутылка стоит десять рублей? Плюс молоко или кефир. Во что это выльется? Но дело даже не в этом. Много заморочек разного свойства. Наступает век крупного промышленно развитого производителя-монополиста, конкурировать с которым сложно...

Тем не менее сметана из села Неудачино в продаже в Татарске есть, хотя ее как-то не очень здорово рекламируют. Захожу в продуктовый магазин в районе железнодорожного вокзала. На листе белой бумаги крупно написно: «Сметана из Омска». Стоит относительно недорого: восемьдесят семь рублей за килограмм. В другом магазине сметана из Калачинска Омской области. Наши, выходит, не очень любят хвалиться. Напрасно.

Одно время «Энико» продавало и цельное молоко цистернами, и всегда была очередь. Сейчас не торгует. «Накладно, — говорит Иван Иванович, — плати продавцу, плати шоферу, покупай горючку. Нет, это нам не подходит». Я не верю ему. Тут в другом собака зарыта: крупный производитель тоже не любит конкуренции и строит разные препоны.

Заработает ли цех цельномолочной продукции в Татарске? Если да, то когда же? Как-то депутат райсовета Виктор Павлов, на последних выборах сложивший свои полномочия, поднял этот вопрос на сессии:

— Куда же это годится, — искренне возмущался он, — нам возят молочную продукцию за тридевять земель, хотя в Татарске отличный и довольно мощный маслокомбинат. Наверняка цены на молоко, кефир не были бы запредельными!

Депутата внимательно выслушали и сказали, что производство частное, а частник, он ведь неуправляем. Тем не менее цех решили все-таки восстановить. Звоню на маслокомбинат. Слышу приятный женский голос:

— Цех цельномолочной продукции на телефоне.

— Какой цех? Его что, уже восстановили?..

— Да нет, просто склад. Мы получаем продукцию из Славгорода и распределяем ее по магазинам.

Татарский маслокомбинат в этом году увеличил производство продукции на двадцать процентов, получив прибыль в размере 634 тысяч рублей. Закуплено оборудование для консервного цеха. Эту информацию я прочитал в районке. Но почему не оборудование для цельномолочного цеха? Главный инженер Денис Владимиров меня тут же поправляет:

— Оборудование закуплено для цеха сухого молока, чем мы и занимаемся. А что касается цельномолочного, будем думать, и в перспективе он наверняка появится.

Как далека эта перспектива? Сколько пройдет еще лет? Будут ли в Татарске свой дешевый кефир, ряженка и другие продукты? Честное слово, вопрос этот далеко не праздный.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.