Как на фронте

Как на фронте
Что делать, когда люди, которые ответственны за принятие решения, совершенно не хотят слышать вас? На поиск справедливости могут уйти месяцы, а то и годы…

Так оно и было, пока в мае 2011 года, то есть ровно пять лет назад, в России не был создан Общероссийский народный фронт, лидером которого остается все это время президент России Владимир Путин. Тут уж хочешь не хочешь, а с «фронтовиками» людям из кабинетов власти приходится считаться. И банкеты за госсчет уже не организовать. И дорогу инвалидам не перегородить шлагбаумом, как это недавно в Новосибирске попыталась сделать одна из частных компаний. Для решения этого вопроса, кстати, оказалось достаточно авторитета ОНФ. А с чем приходится обращаться к президенту? Об этом и многом другом во время вечернего разговора в редакции «ВН» рассказал сопредседатель регионального штаба ОНФ в Новосибирской области, почетный директор НИИТО Николай ФОМИЧЕВ.

Напрямую к президенту
— Николай Гаврилович, общественных организаций много, но далеко не у каждой есть поддержка президента. Как вы думаете, именно это позволило сделать деятельность организации столь заметной? Говорят, в России власть мало чего боится, и в этом «мало» есть доля ОНФ.

— Президент России Владимир Путин наш лидер, и «фронтовики» имеют прямой выход на него. Чиновники, может быть, нас и не боятся, но уж точно имеют в виду. Если «фронтовики» за что-то взялись, то в песок это не уйдет.

Президент нас слушает и слышит — время это показало. Например, по итогам форума «За качественную и доступную медицину» Новосибирская область сформировала целый ряд предложений, которые были озвучены главе государства. Большинство из них были приняты и вошли в президентское постановление правительству страны. Например, мы предлагали фельдшерско-акушерские пункты передать муниципалитетам, потому что ЦРБ, в ведении которых они сейчас находятся, не имеют возможности их содержать: платить за коммунальные услуги, поддерживать в нормальном виде помещения и так далее. Поддержал президент и нашу идею об увеличении набора в медицинские вузы, это позволит избежать кадрового дефицита.

— Если продолжать тему здравоохранения, то вопросов, которые беспокоят новосибирцев, много. Это невозможность оперативно записаться на прием к узкому специалисту, недостаточная обеспеченность препаратами льготников, наконец, грядущее объединение поликлиник областного центра. ОНФ следит за реформой здравоохранения в регионе?

— Думаю, тревога людей обоснованна. Но процесс реформирования здравоохранения запущен, и мы вряд ли сможем его остановить. Просто реформы, как справедливо отметил наш президент, нужно направить в правильное русло. Необходимы новые управленцы, которые понимали бы, что медицина — это не сфера услуг, а целая индустрия, которая должна быть полезна людям и при этом может быть интересна бизнесу. Восстанавливается и доверие между пациентом и врачом, утраченное в 90-е годы.

Наши федеральные центры, ЦРБ заметно изменились в лучшую сторону. Они могут конкурировать с зарубежными центрами. Показатель детской смертности, по которому во всем мире оценивают здравоохранение, у нас сократился до 6,5, а материнской — вдвое. И поэтому совершенно логично и правильно, что наш медицинский университет возглавляет именно акушер-гинеколог Игорь Маринкин.

Поликлиникам, конечно, тяжелее. Взять проблему тех же очередей в регистратуру в Новосибирске. Когда мы ей стали заниматься, выяснили, что ничего страшного нет — необходимо лишь грамотно выстроить логистику. Когда стали «бомбить» по этой теме главврачей, то некоторые схитрили: мы приходили и видели, что очереди в регистратуру нет. Казалось бы, проблема решена, но руководство поликлиники просто взяло и сдвинуло ее к кабинетам терапевтов. А это не решение проблемы, это самообман.

Темой лекарств для льготников мы тоже занимаемся, следим. Года два назад вопрос стоял очень остро — неотоваренные рецепты исчислялись тысячами. Но минздрав вовремя принял меры, подключились эксперты ОНФ, и проблему удалось снять.

Помочь поговорить
— Как оцениваете работу новосибирских чиновников? С какими проблемами сталкиваетесь? Удается ли пробить бюрократическую машину? Ведь из-за нее решение конкретного вопроса может затянуться на месяцы и крайнего найти будет непросто.

— Мы не работаем спонтанно. В первую очередь мы ориентируемся на майские указы президента, смотрим, как идет их исполнение на местах. Также ОНФ контролирует реализацию федеральных проектов. Очень часто бывает, что регион отчитывается в центр о полном их выполнении. Но когда мы начинаем мониторить, то на деле все иначе. Поэтому мы добились, чтобы перед тем как «наверх» докладывать о завершении, нужно проводить публичные слушания. И новосибирская исполнительная власть нас услышала.

Люди ждут от ОНФ, что он решит их конкретную проблему. Но это не всегда в наших силах — мы не чиновники, решения не принимаем и бюджетом не распоряжаемся. Мы можем только поднять тот или иной вопрос. В наших силах, например, собрать на слушания всех заинтересованных людей, ведомства, которые сами никогда вместе за стол переговоров не сядут. Мы готовы разговаривать со всеми — главное, чтобы в этом разговоре был конструктив. Так было с проблемой горожан, которые приобрели квартиры в многоквартирных домах, построенных на землях, предназначенных для индивидуальной застройки. Фактически люди оказались заложниками обстоятельств, и важно было услышать все стороны.

По итогам серии диалогов эксперты ОНФ с привлечением органов исполнительной власти разработают ряд общественных предложений, которые позволят узаконить уже возведенное жилье и предотвратить в дальнейшем подобное строительство.

— После того как ОНФ стал так популярен, не хлынул ли к вам народ со своими проблемами?

— Мы не ведем прием граждан, это прописано даже в нашем уставе, но люди все равно идут как за последней возможностью добиться справедливости. Обращения мы собираем, систематизируем по направлениям и, если видим, что из этого всего вырастает проблема, начинаем ею заниматься.

В последнее время наши эксперты зафиксировали значительный рост числа обращений граждан, касающихся сферы ЖКХ. За первые четыре месяца 2016 года в ОНФ поступило 269 обращений, в то время как за весь прошлый год их было всего 290. На втором месте просьбы о соблюдении социальных гарантий, льгот, выплат.

Сейчас, например, наши активисты добиваются расселения сразу четырех аварийных домов в Октябрьском районе, которые почему-то не попали в региональную программу расселения ветхого жилья. Но зато эти фактически полуразрушенные бараки вошли в программу капремонта. Хотя мы считаем, что ремонтировать здесь нечего, нужно расселять.

— Одна из акций новосибирских «фронтовиков», которую хочется вспомнить, прошла летом, когда вы проверяли доступность городской среды для людей с ограниченными возможностями здоровья. Тогда чиновники, депутаты попробовали передвигаться по Новосибирску на инвалидных колясках. Все ли ответственные за это люди согласились участвовать? Что изменила акция?

— Массовости не получилось, да мы к этому и не стремились. В  акции помимо известных персон участвовали и наши эксперты, которые и без этого погружены в тему доступной среды.

Для нас главное, что проблема была обозначена и обсуждалась в обществе. А если про это говорят люди, то и у чиновника к проблеме отношение изменится. Уже не отсидишься. Благодаря нашей работе начинают что-то делать и чиновники. А значит, у людей жизнь становится легче.


Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.