Перестали покупать лишнее?

Перестали покупать лишнее?
Жители Новосибирской области взялись экономить на всём подряд, но не испугались кризиса. Мы поговорили с заведующей кафедрой общей социологии НГУ Татьяной ЧЕРКАШИНОЙ.

Тема номер один в СМИ — экономический кризис, инфляция, безработица... И так уже почти год. Только вот машин на дорогах Новосибирска меньше не стало и в супермаркетах по-прежнему очереди, хотя цены на продукты растут. И отдых на море  этим летом многие себе позволили, пусть не заграничный, но хотя бы Крым.

Кризис до Сибири не добрался или мы его не заметили?  На самом ли деле мы стали хуже жить? И возможно ли возвращение в 90-е с невыплатой зарплат, безработицей, продуктами по талонам? Об этом и многом другом мы поговорили с заведующей кафедрой общей социологии НГУ Татьяной
ЧЕРКАШИНОЙ
, пригласив ее на вечерний разговор в редакцию «ВН».

Гречка уже анекдот
— Экономисты говорят, что на дворе кризис. Доходы россиян, и новосибирцев в частности, сократились в разы. Как изменилась жизнь?

— Реальные доходы россиян, конечно, уменьшились, но не в разы. Статистика показывает, что за год они сократились примерно на 5%. Но россияне воспринимают экономическую ситуацию в стране как не очень благополучную гораздо дольше. Например, индекс потребительских настроений, отражающий оценку экономической ситуации в стране, собственного материального положения и благоприятности условий для крупных покупок, находился в отрицательной зоне все последние пять лет.

Когда начался кризис 2014 года, произошло существенное падение индекса, но «новые тяжелые времена» уже не сильно всех удивили. Морально россияне были к ним готовы.

Тема кризиса, конечно, популярна, крупные исследовательские и консалтинговые компании проводят мониторинг и потребления, и уровня жизни, и восприятия всей социально-экономической ситуации. А те, кто проводил такие исследования и раньше, сейчас стали с большим акцентом на кризис их презентовать.  

— В социологии есть понятие «кризисная потребительская реакция». Что это такое и какова эта реакция сегодня?

— Это особенности поведения в быстро меняющихся в худшую сторону условиях. Проявления этой реакции зависят от обстоятельств, предшествующих и вызывающих кризис. В этом плане три кризиса, произошедшие в России за два последних десятилетия (в 1998, 2008 и 2014 годах), конечно, отличаются друг от друга. Во время последнего не было отмечено «панических реакций» населения в банковской сфере, не происходило массового изъятия вкладов. Правда, народ активно скупал гречку, но сейчас это уже из разряда анекдотов. Скупали не только крупу, но и автомобили. Надо было срочно пристроить куда-то обесценивающиеся рубли. После декабрьского пика розничного товарооборота случилось ожидаемое снижение, и уровень прошлого года пока не восстановлен.

Изменили говядине с курицей
— Каковы теперь предпочтения в покупках у рядовых новосибирцев, на что тратят деньги, а на чем стали экономить?

— Из продуктов россияне больше всего стали экономить на рыбе и морепродуктах, несколько меньше — на молочной продукции, овощах, фруктах, сигаретах, напитках, в том числе алкоголе. Следующая стратегия потребительской экономии характеризуется потреблением более дешевых аналогов. Например, в сегменте мясных продуктов акцент потребителя сместился с говядины на курицу и свинину.

Также жители России стали выбирать более дешевые по сравнению с импортными отечественные весовые сыры. Эта же стратегия касается и выбора кормов для домашних питомцев: их объемы не изменились, но покупать стали более дешевую продукцию.

Примечательно, что на фоне сокращения продаж автомобилей по некоторым позициям растет потребление расходных материалов для транспорта. Это связано с тем, что далеко не радужные перспективы замены имеющейся машины на новую заставляют автовладельцев выбирать стратегию бережной эксплуатации. Самая «драматичная» ситуация наблюдается на рынке бытовой техники: текущий потребительский спрос оказался «в провале» между реализованным прошлым, в конце 2014 года, и отложенным будущим спросом.

В целом больше всего  экономят на продуктах питания, так как именно эта товарная группа — самая массовая. Но эта экономия осуществляется скорее в формате рационализации потребления как с точки зрения соотношения цены и качества приобретаемых товаров, так и объемов — люди перестали покупать лишнее. Думаю, что все эти тенденции справедливы и для новосибирцев.

— Рискуем ли мы вернуться в 90-е в плане комфортности нашей жизни? Стиральные доски, покупка платья раз в год, экономия на шампуне и другие «прелести»...

— Такого нет. Никакой катастрофы мы не наблюдаем. С момента кризиса 90-х годов произошла трансформация не только нашего уровня жизни, но и в целом формата потребительского рынка. Появились товары разных ценовых сегментов, одеться, обуться, поесть стало проще. Россия сегодня — масштабный потребительский рынок, привлекательный для глобальных игроков, которые не только импортируют свою продукцию в страну, но и производят ее здесь, у нас. Если не будет их политического выдавливания, к ситуации 90-х мы вряд ли вернемся. Но есть одна неприятная цифра, характеризующая последние полгода. Если брать статистику, уровень бедности в нашей стране стал выше (вырос с 11–12% до 15,9%). Наибольший риск бедности — для семей с детьми. Это самое печальное.

Косвенно такое положение дел можно объяснить тем, что сейчас правительство, в отличие от прошлого кризиса, не предприняло никаких существенных мер поддержки населения, оно справляется само как может. Максимум помощи со стороны властей — это индексация зарплат, пенсий, социальных выплат, но с отставанием от темпов инфляции.

Нет желания «окунуться в грядки»
— В прошлом году нам всем объявляли: время опять сажать картошку и солить огурцы. Проживем без лобстеров. Был ли услышан этот призыв? 

— По данным майского опроса  Фонда общественного мнения, скорее нет, чем да. Это я по поводу картофеля. Если посмотреть, как менялась структура доходов за последние десять лет, доля доходов от личного подсобного хозяйства снижается, в том числе и на селе. Времена, когда, условно говоря, было принято засаливать по 30  банок огурцов и помидоров, для многих, наверное, уже в прошлом. Сложно сказать, хорошо это или плохо, такова реальность.
Конечно, дачи до сих пор имеются у многих, но процент их обладателей постепенно уменьшается. В этом году на вопрос, есть ли у вас дача или огородный участок, положительно ответили более 51% респондентов, в 98–99 годах эта цифра приближалась к 60%. Никакого ажиотажа не наблюдается и по части объемов продукции, которая должна быть выращена на приусадебном участке самостоятельно. На вопрос: «В этом году ваша семья собирается вырастить на своем участке больше фруктов и овощей или примерно столько же?» — чаще всего отвечают: «Примерно столько же».

По реакции людей мы не наблюдаем какого-то особого стремления жить за счет выращенных овощей и фруктов. Косвенно это свидетельствует о том, что, кто бы что ни говорил, наш розничный товарооборот удовлетворяет основные нужды населения, и поэтому нет острой необходимости  заниматься натуральным хозяйством.

У меня, как и у многих новосибирцев, тоже есть дача, но туда я езжу два раза в год для того, чтобы пожарить шашлыки. Над грядками не усердствую, тем более что пару лет назад большая часть участка была занята газоном.

Меньше пить и больше ездить
— В СМИ пишут о том, что в стране сократилось потребление винно-водочных изделий, россияне стали меньше пить. Правда ли это?

— По данным статистики, это действительно так. Потребление алкоголя упало, к примеру, с 61 млн декалитров в первом полугодии 2013 года до 51 млн декалитров за первые полгода 2015-го. Это существенное снижение, причем за счет пива и крепкого алкоголя. Возможно, повлияли ограничения на рекламу спиртных напитков. И только в социологических исследованиях можно выяснить, стали ли больше заниматься «самодеятельностью», то есть гнать самогон. Подобное снижение потребления алкоголя в нашей стране было только во времена Горбачева. То, что происходит сейчас, очень интересно. 

— Заграничные курорты теперь не так доступны из-за курса доллара. Стали ли россияне по вынужденным причинам больше любить Родину?

— Не знаю по поводу любви к Родине, могу прокомментировать лишь любовь к путешествиям. За последнее десятилетие произошла либерализация трансграничных перемещений, люди открыли для себя другие страны, это был настоящий цивилизационный прорыв, который совпал с более или менее успешными годами в экономике нашей страны. Количество поездок за границу сразу выросло в разы. Сейчас все сложнее, но не думаю, что люди перестанут ездить. Максимум, что может произойти, это отмена запланированных поездок на год или два. Кстати, в прошлом году катастрофичного обвала рынка не случилось, даже принимая во внимание весь тот шум, который был вызван закрытием ряда туристических агентств.

— Этот кризис — далеко не первый и явно не последний. По вашим наблюдениям, есть ли у россиян какой-нибудь иммунитет к безденежным временам?

— Во время каждого кризиса происходит адаптация к меняющимся условиям. Сейчас у людей появилась установка на рационализацию, они думают, как сэкономить и как найти дополнительный источник заработка. Адаптивный потенциал еще есть, и он будет реализовываться.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.